27.01.2021

«Сажать лгунью, или всё же лечить?», – вот основные вопросы, требующие прояснения. Лидер «СТОП-ГОК» Надежда Вертяховская перешла к совсем оголтелому вранью

Несколько месяцев мы добросовестно собираем заявления лидеров движения «СТОП-ГОК» и перепроверяем их.

Не будем скрывать, что сначала мы даже восхищались этими, на первый взгляд, смелыми и профессионально грамотными людьми, раскопавшими (как нам поначалу казалось) серьёзнейшие скрытые дефекты в проекте Томинского ГОКа.

Однако мы не привыкли верить на слово никому. Вообще никому, без исключений. И мы стали перепроверять информацию, исходящую от лидеров активистов СТОП-ГОКа.

По мере того, как мы проверяли заявления активистов, очарование этими людьми померкло и сменилось противоположными ощущениями. Трудно, знаете ли, уважать лживых деятелей, которые запугивают людей несуществующими опасностями, и при этом регулярно собирают с запуганных ими граждан деньги.

Покажем совсем уж одиозный пример, из свежих.

Совсем уж одиозный свежий пример вранья лидера «СТОП-ГОКа» Надежды Вертяховской

Итак, напомним, для начала, что Надежда Ивановна Вертяховская, химик по образованию, черпающая информацию по экологии, прежде всего, у весьма пожилой дамы по фамилии Князева, лично присутствовала на обсуждении темы Томинского ГОКа в Общественной палате.

Вертяховская (как и сидевшая рядом с ней Князева) публично, под видеозапись, приводила свои доводы и выслушивала контрдоводы РМК. Мало того, там же присутствовали экоактивисты, борющиеся за решение проблемы Коркинского разреза – и они тоже приводили свои доводы.

Это установлено нами абсолютно достоверно:

 

Таким образом, лидер активистов «СТОП-ГОК» Надежда Ивановна Вертяховская однозначно осведомлена о том, что такое пруд-накопитель Томинского ГОКа, что такое закладочный материал, которым будет заполняться Коркинский разрез и что такое пульпопроводы, по которым он подается.

Знакома Вертяховская и с проектом Томинского ГОКа в целом, поэтому знает, что хвостохранилищ на Томинском ГОКе нет в принципе.

Напомним, что отказ от хвостохранилищ в пользу ликвидации Коркинского разреза – решение, которое Русская медная компания приняла, именно идя навстречу пожеланиям общественности Челябинска.

 

И, наконец, Вертяховской должно быть прекрасно известно, что в результате отработки Коркинского угольного разреза, согласно данным исследования гидрогеологии, вокруг него сформировалась депрессионная воронка, гарантирующая, что даже через 300 лет вода, попадающая в Коркинский разрез, не выйдет за её пределы.

 

Таким образом, Надежда Ивановна Вертяховская, исходя из рода её многолетней «экоактивистской» деятельности, а также её личного, под видеозапись, активного участия в заседании Общественной палаты, и из её многолетней писанины в соцсетях, однозначно знает следующее:

1. Хвостохранилищ на Томинском ГОКе нет в принципе.

2. Пруд-накопитель на Томинском ГОКе мало того, что представляет собой отдельное, изолированное от подземных вод, гидротехническое сооружение, но еще и никоим образом не является складом для породы.

3. На Томинском ГОКе работает система оборотного водоснабжение, из Шершневского водохранилища потребляется лишь небольшой объём воды, нужный для восполнения потерь, в т.ч. уходящих с закладочным материалом в Коркинский разрез для заполнения этого разреза и ликвидации грандиозного вреда экологии, и здоровью челябинцев, которые исходят от этого постоянно возгорающегося разреза.

4. В результате отработки Коркинского разреза сформирована депрессионная воронка, которая гарантирует, что даже через 300 лет не выйдет ни в подземные, ни в наземные потоки вода, которая в него попадает. Это научно доказанный и задокументированный факт.

 

А теперь давайте посмотрим публичное заявление Надежды Вертяховской, сделанное этой дамой 23 декабря 2020 года в 20 ч. 33 мин. в социальной сети ВКонтакте: 

 

«Особая опасность в том, что так называемое гидротехническое сооружение (ГТС), используемое АО «Томинский ГОК» как хвостохранилище, расположено на болотах, рядом истоки р. Каменка, р. Чумляк, урочище Бишбайтал».

 

Прочитали?

Враньё там, как видите, практически всё. Покажем, почему.

 

А что на самом деле?

На сайте РМК есть схема оборотного водоснабжения Томинского ГОКа. Гидротехническое сооружение, которое Вертяховская называет «используемым как хвостохранилище» мы отметили номером «1».

Как видите, его официальное название «Пруд-накопитель». Накопитель воды, как тоже видно из графики.

 

 

Хорошо видно, что никакие «хвосты» вообще не имеют отношения к пруду-накопителю. В него попадает вода из нескольких источников.

Прежде всего, эти источники – вода с очистных сооружений карьерных вод Томинского и Калиновского карьеров. Подчеркнем: эти воды не идут во внешнюю среду, а уходят в пруд-накопитель, с целью их использования в технологическом процессе.

Туда же идет вода после хозбытовых нужд – то, что в квартирах, да и на многих производствах просто уходит в канализацию.

Плюс, в этот же пруд-накопитель идет поверхностный сток с самой площадки Томинского ГОКа (дожди, таяние снега и т.п.).

Всё это делается, чтобы как раз минимизировать забор воды из Шершневского водохранилища.

 

 

Из пруда-накопителя (в котором и близко нет никаких «хвостов», которыми пугает граждан Надежда Вертяховская), вода поступает на Обогатительную фабрику.

Если «на пальцах» объяснять, то порода разбавляется этой технической водой, чтобы лучше отделить пустую породу от породы, содержащей руду.

Когда порода с рудой отделена, и получен медный концентрат, он уходит на заводы по производству меди. А пустая порода, сильно разбавленная технической водой, идет в сгустители.
Как понятно из названия, в сгустителе отделяется избыток воды, чтобы пустая порода стала пульпой нужной консистенции – закладочным материалом.

Закладочный материал идет по трубам (их называют пульпопроводами) в Коркинский угольный разрез. Он затекает там во все полости и так полностью прекращает доступ кислорода, а также выход наружу продуктов горения.

 

Избыток воды, который образуется при сгущении, направляется обратно в Пруд-накопитель (то самое Гидротехническое сооружение, которое лживая Вертяховская обозвала «Хвостохранилищем»).

 

 

Добавим у этому, что Гидротехническое сооружение находится на промплощадке Томинского ГОКа, а не на мифических «болотах».

Добавим также, что Гидротехническое сооружение – не естественный водоём и не лужа, получившаяся на месте ямы, просто выкопанной экскаватором. Это сложное инженерное сооружение, выполненное по проекту, под контролем государственных органов, и изолированное от подземных вод.

 

Все стоки с территории Томинского ГОКа направляются в гидротехническое сооружение. Из него на обогатительную фабрику.

 

И лишь незначительный объем воды, в т.ч. теряющийся при изготовлении закладочного материала, восполняется из Шершневского водохранилища, если осадков и воды с очистных сооружений карьерных вод Томинского и Калиновского разрезов оказывается недостаточно.

Сажать или лечить? Вот в чём вопрос

 

Исходя из вышесказанного, по нашему мнению, Надежда Ивановна Вертяховская лжёт умышленно. Потому что, она лжёт, заведомо зная всё то, что мы привели выше.

 

Такая явная публичная ложь, как мы считаем, может встречаться в двух случаев.

Вариант 1

Надежда Вертяховская, возможно, психически нездорова.

Если рассматривать эту версию, то можно предположить, что не очень грамотная в экологии дама, к пенсии обнаружила, что, как говорится, «звёзд с неба не хватала».

При этом у неё явный избыток энергии, требующий выхода. И явная жажда славы.

Тогда, вполне возможно, госпожа Вертяховская попросту оседлала резонансную тему. Собирает лайки и перепосты, находится в центре внимания, купается в лучах славы.

Ну а неудобную для нее информацию – если рассматривать вариант психического нездоровья – её психика, возможно, попросту игнорирует.

Тогда можно предположить, что ложь Надежды Вертяховской – возможно, плод её искренней веры в ту избирательную и комфортно трактуемую реальность, которую она сама себе создала. В некоторой степени это похоже на феномен галлюцинаций: больной человек искренне верит в их реальность.

Единственный момент, который нас настораживает в этой версии — деньги. Деньги, регулярно собираемые с запуганных лидерами «СТОП-ГОКа» людей.

На наш взгляд, если человек болен, то корысть в его действиях увидеть довольно сложно. Однако в истории с лидерами «СТОП-ГОКа» материальные интересы (в виде финансового потока) налицо.

 

Вариант 2

Надежда Вертяховская, возможно, прекрасно понимает, что лжёт людям, но ей выгодно собирать с них деньги, а напуганные граждане платят намного легче.

В этот вариант действия госпожи Вертяховской, на наш взгляд, укладываются полностью.

Но важно не ошибиться в трактовке её действий. Почему? Ну, потому что больных людей нужно лечить, а вот тех, кто намеренно распространяет пугающие слухи, заведомо зная, что лжёт, и делает это из корыстных побуждений – надо сажать.

Сажать больных негуманно, лечить здоровых – бессмысленно.

Впрочем, такого рода дилемма возникает часто, поэтому у государства есть решение: в рамках возбужденного уголовного дела назначается судебно-психиатрическая экспертиза и уже по ее результатам человек идет или в тюрьму, или на лечение.

 

Что будет дальше?

 

Ранее Надежда Вертяховская категорически отказалась говорить с нами по фактуре, связанной с Томинским ГОКом и с её собственной деятельностью. Вероятно, причина в том, что Вертяховская уже тогда заведомо знала, что она лжёт, и не желала, чтобы это стало ещё очевиднее

 

Как будет в случае Вертяховской, мы не знаем. Но принятый недавно закон о общественных организациях, а также уголовное дело в отношении известного «фейкомёта» и одновременно любителя собирать деньги с почитателей его опусов — Навального — по статье «Мошенничество» наводят на мысль, что, возможно, не так и долго осталось существовать интриге.

Но возможное уголовное дело по систематической лжи и попытке сеять панику со стороны Вертяховской – это вопрос вероятного будущего, мы будем наблюдать за развитием событий.

А вот то, что Вертяховская солгала о гидротехническом сооружении Томинского ГОКа и его мифическом хвостохранилище – это уже состоявшаяся данность.

 

*****

 

А здесь — информация по водоснабжению Челябинской агломерации в целом и по Шершням в частности — в контексте заявлений активистов движения «СТОП-ГОК» о Томинском ГОКе: